ВОЗВРАЩЕНИЕ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ: часть 3 88

Печать

 

- Да как же? Такая верхотура, и все – на себе?
- А раньше как строили? – мягко улыбается отец Евгений. – Думаете, раньше краны были?
И все-таки я не понимаю:
- Власти вас не поддержали. А спонсоры?
- И спонсоров почти не было. Давали какие-то суммы прежде, на той волне, когда это еще было модно, а потом уже все, каждый сам за себя.

- Вас не удивило такое отношение? Вы же на город работали, храм стал украшением столицы. Может, вы не обращались за помощью?
- Ну, как же не обращались. Я приходил к директорам, писал письма, призывал помочь – и ничего... - Но почему такое равнодушие?
- Почему?.. Я заметил: чем человек богаче, он тем жаднее становится... Нет, я никого не осуждаю. Ведь и сами сдюжили, слава Богу…
Интересно, что чиновники не только не помогали, но и препятствовали возведению храма.
Сначала волну критики вызвал сам проект храма, выполненный архитектором А. Кривцовым, который, кстати, за работу тоже не взял с батюшки ни копейки. Возникли споры, вписывается ли храм в каноны православия, в облик города. Говорили, что, де, проект «не соответствует исторической традиции Йошкар-Олы», является «грубой импровизацией русского церковного стиля». Знали бы критики, что за основу был взят облик одного из красивейших московских храмов, выполненного именно в старинном русском стиле.
- На градостроительном совете мне заявили: вы должны восстанавливать храм в прежнем виде, – рассказывает настоятель. – Но я отстаивал свое видение. Возьмите Москву, сколько раз она разрушалась и сколько отстраивалась заново. Посмотрите на их храмы: колокольня одного века, а храм другого. Так и у нас: ведь прошло почти три века, насколько выросло население города. Понятно же, что и прихожан будет больше, и храм в прежнем виде просто бы не смог вместить всех…
Затем обструкции подверглись сами методы строительства. Дело в том, что при реконструкции использовался опыт предков – в качестве строительного пособия использовались дореволюционные инженерные книги. «За что нас и били», – говорит отец Евгений. Контролеры из Минстроя даже запрещали строительство. Епархии даже штрафы выписывали за то, что храм возводится с нарушением стандартов (хотя и с учетом многовекового опыта русского зодчества).
Чиновников можно понять: если речь о безопасности, лучше перестраховаться. Но чтобы церковь штрафовать… Счет Вознесенского прихода, с которого он оплачивал электроэнергию, газ, «заморозили» и снимали с этого счета деньги…
Благо, обе стороны нашли путь к пониманию. Строители выполнили все требования: старый фундамент был укреплен (для этого его откапывали и заливали бетоном), в свое время так напугавшая проверяющих трещина оказалась неопасной и была ликвидирована (сейчас в городе огромные дома строят, которые сдать не могут, вот где трещины бы поискать). В итоги все претензии и запреты были сняты. Более того, нынешние власти региона бережнее относятся к духовному наследию предков, началось строительство Воскресенского храма, развернулись работы на территории Благовещенского… Время-лекарь расставило все по своим местам. Храм, вокруг которого было сломано столько копий, стал настоящей жемчужиной города.
- Когда что-то делаешь своими руками, душу вкладываешь, – говорит отец Евгений. – Я ведь каждую икону искал, каждый киот, иконостас собирал. Восстановили храм, и он стал для меня родным, как дитя. Выстраданный он, понимаете…
Сергей СМИРНОВ.