Мост между людьми и странами часть 3

Печать

 

- Господин Ласло, во время экскурсии по городу были ли вы в нашем Сомбатхее? Похож ли он на ваш? - Экскурсия по городу была очень беглой. Могу сказать точно, что крупных сходных черт у наших городов нет, за исключением тех микрорайонов в венгерском Сомбатхее, которые были построены из советских панелей. Такие высотки есть и у нас.

Другой наш собеседник – известный публицист, писатель и литературовед из Венгрии Янош Пустаи, не раз бывавший в Йошкар-Оле, был поражен нынешними изменениями.
- Мне нравится, что у вас строятся памятники, в том числе и национальные. Нравится, что появляются новые культурные центры, что власть всерьез взялась за решение накопившихся проблем. Могу сказать, что если ваш Сомбатхей будет развиваться такими же быстрыми темпами, то через два года этот микрорайон превратится в макрорайон.
Язык твой – враг мой!
По мнению многих иностранных участников конгресса, во всех финно-угорских странах остро стоит проблема сохранения коренного языка. Говорит Президент ассоциации финно-угорских литератур Арво Валтон:
- Нас коробит, когда дома в Эстонии по телевизору 75 процентов песен поется на английском языке. Ведь песен на эстонском очень много. Нам не нравится, когда наши уже взрослые дети пишут письма не на родном эстонском, а на чужом английском. Да, у нас издается около четырех тысяч книг в год (в день появляется почти десять книг), но это лишь частично решает проблему сохранения и популяризации коренного языка. Во многих регионах России есть закон о языке. Подобный документ есть и в Марий Эл. Согласно ему, любого, кто обратился в инстанции на марийском языке, должны принять и выслушать. Председатель финно-угорского общества Франции Ева Тулуз поддерживает мнение эстонского коллеги и считает, что ситуация постепенно налаживается.
- Я достаточно часто бываю в России и не понаслышке знаю о развитии языка и культур. Четыре года назад я принимала участие в семинаре, проходившем на удмуртском языке. Мне многое было понятно, так как многие докладчики выступали на русском. Спустя два года я вновь побывала в этом регионе и увидела, как изменилась ситуация с возрождением языков. Я часто слышала, как люди общались на своих коренных языках. Вот и в Марий Эл эти процессы имеют место. Я бы сказала, что коренные языки стали более жизнеспособными, на них говорят не только в деревнях, но и в городах.
Ева Тулуз уже бывала в Марий Эл и не раз становилась участницей подобных литературных форумов. Как признается француженка, во времена Советского Союза иностранцы не могли общаться с финноуграми СССР, и многие национальные писатели и поэты мечтали побывать в союзных республиках, где проживают марийцы, ханты, ненцы, коми, удмурты.
- Многие финно-угроведы раньше считали, что самые интересные места ваших регионов находятся в столицах. Но это не так. С точки зрения иностранцев ваши деревни и села сохранили свою самобытность и привлекательность. В начале 90-х годов я ничего этого не знала. Названия ваших городов - Йошкар-Ола, Ижевск, Ханты-Мансийск - были для меня такими же манящими и загадочными, как для вас Париж. Особенно запомнился первый визит в Марий Эл. Встречи, новые знакомства, общение, обмен мнениями – все это увлекло меня и повлияло на то, что я стала заниматься финно-угроведением.